Арбитражный процессуальный кодекс

(с изменениями от 28 июля, 2 ноября 2004 г., 31 марта, 27 декабря 2005 г., 2 октября 2007 г., 29 апреля, 11 июня, 22 июля, 3 декабря 2008 г., 28 июня, 19 июля 2009 г., 9 марта, 30 апреля, 27 июля, 23 декабря 2010 г.)


Оглавление  |  Предыдущая статья  |  Следующая статья

Статья 311. Основания пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам

Основаниями пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам являются:

О конституционно-правовом смысле положений пункта 1 статьи 311 настоящего Кодекса см. Постановление Конституционного Суда РФ от 21 января 2010 г. N 1-П

1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

2) установленные вступившим в законную силу приговором суда фальсификация доказательства, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо ложные показания свидетеля, заведомо неправильный перевод, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу;

3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные деяния лица, участвующего в деле, или его представителя либо преступные деяния судьи, совершенные при рассмотрении данного дела;

4) отмена судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послуживших основанием для принятия судебного акта по данному делу;

5) признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу;

О конституционно-правовом смысле положений пункта 6 статьи 311 настоящего Кодекса см. Определение Конституционного Суда РФ от 27 мая 2004 г. N 211-О

6) признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации;

7) установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека.